Т. Калашникова, М. Медведев
ПРАВОСЛАВНЫЙ ВЗГЛЯД НА "ДИАГНОСТИКУ КАРМЫ"

(Православная газета ?20 (54), 21 (55), 22 (56), 23 (57), 24 (58) 1996г.)

      Как сложна и многообразна стала сегодня наша духовная жизнь. Астрологические прогнозы по радио и телевидению, в газетах; то усиливающийся, то утихающий интерес к проблемам НЛО, Космического Разума, книги по магии и оккульгизму, "Дианетика" Хаббарда, стоящие на прилавках рядом с научной литературой, - все это реалии наших дней. Россияне, многие годы не имевшие возможности свободного духовного познания, сегодня получили возможность духовного выбора. Но многих ищущих людей привлекает не христианское учение с его прнзывом к покаянию н смирению, а прежде всего то, что ярким эффектом поражает воображение, раскрывает экстраординарные способности или приносит быстрое исцеление от каких-либо недугов. Среди литературы, стремящейся к удовлетворению именно такого рода духовных исканий, достаточно популярной стала книга С. Н. Лазарева "Диагностика кармы".
      Автор предлагает не только приемы духовного лечения, но и "оригинальную концепцию постижения духовного мира", высокую точность прогнозирования судьбы отдельного человека и цивилизации в целом, пути разрешения экологических и социальных проблем человечества. Пытается дать ответ на вопросы, волнующие всякого живого духом человека: в чем смысл человеческой жизни? В чем причины человеческих страданий? Что такое зло и грех?
      Как подходит автор к сложнейшей проблеме - что такое человек?
      Человек в его понимании это очень сложная информационно-энергетическая система, на 95 - 98 процентов состоящая из информационно-энергетических слоев подсознания. Человек - это совокупность биополевых программ. В них закодированы характер и судьба человека в виде устойчивых информационных группировок. Как только человек совершает или помышляет что-либо в противовес своему коду, происходит деформация полевой структуры, неконтролируемый расход энергии и, как следствие, физические болезни, изменение характера и судьбы человека, близких ему людей. Код человека определяется кармой, т. е. законом возмездия. Ответ достаточно ясный и однозначный.
      С точки зрения христианского мировоззрения, в основе подобного схематического подхода лежит порабощенность человеческого сознания механистическим миропониманием, отрицание, что господствующим началом является свободный личностный Дух, как это понимается в Библии. В этом миросозерцании нет места понятию, которое в Библии обозначается словом "сердце". Символ ''сердце" означает некий скрытый центр, скрытую глубину, недоступную для человеческого взора. В этом смысле Библия говорит о "сердце моря", "сердце земли" и конечно о "сердце человека". В этом же мировоззрении нет места удивлению, нет места благоговению перед тайной. Хотя автор и говорит о непознаваемом.
      За истинное познание принимается поверхностное и частичное знание, доступное нашему рациональному мышлению и чувственному (в данном случае экстрасенсорному) восприятию. Схематизм мышления, стремление все свести к рассудочной схеме, подведя под нее "научный" фундамент, - все это последствия навязанного вашему поколению "научно-материалистического" мировоззрения (несмотря на внешний отказ автора от этого подхода), хотя попытки низведения человека до уровня схемы предпринимались и предпринимаются в истории человечества не раз. Достаточно вспомнить "человека-машину" Ламетри, представление человека в виде компьютера современным неоязычником Хаббардом. Автор рассматриваемого труда идет дальше, пытается совместить "научный" подход с религиозным учением, подчинив их оба своему логическому построению...
      При этом поражает масштаб претензий автора: "Духовный потенциал, накопленный святыми, ясновидящими, основателями мировых религий, ныне исчерпан почти полностью, а неразвитое стратегическое мышление представляет серьезную опасность". Задачу создания этого "стратегического мышления" и ставит перед собой автор. При этом возникает вопрос: есть ли у него основание для оценки святых и создателей мировых религий?
      В основе этого подхода автора лежит абсолютное доверие своему рассудку. Полагается, что он (рассудок) имеет свойство быть всегда объективным. Христианская ангропологня убедительно раскрывает несостоятельность подобного подхода. Наш рассудок (или рацио) в этом учении справедливо называется малым разумом. По христианскому учению, духовные истины открываются лишь "большому разуму" или "сердцу" в христианской терминологии. Святой Иоанн Златоуст говорил, что "природа рассудочных доводов подобна лабиринту - нигде не имеет конца и не позволяет мысли утвердиться на каком-нибудь основании". При этом рассудок оказывается прикованным по природе своей к формалистической логике, способен создавать лишь статический срез динамического процесса. Подобное познается только подобным. Духовные же явления не могут быть сведены к какой-либо умозрительной схеме, ибо "дух дышет, где хочет". Поэтому в познании духовных истин рассудок может играть лишь вспомогательную роль. Кроме того, его естественные свойства - быть эгоцентричным и эгоистическим. Об этой склонности разума человеческого (малого разума) быть горделивым весьма определенно высказывались христианские мыслители, называя его гордостным, плотским мудрованием, противопоставляя этому мудрованию знание Божественное (т. е. то, что в нашей терминологии дается большим разумом). Это гордостное мудрование состоит из 2-х неведений: незнания Божественной помощи и незнания своей немощи.
      Первичная истина, определяющая смысл жизни, озаряющая человека своим светом, исходит не из рассудочного мышления, а из сердца человека (большого разума). Это сердце познает истину своим особым путем, своим особым процессом интуитивного проникновения. Корень этих процессов находится в сфере высших эмоций и зарождается в сердце, не загрязненном злыми страстями. В лукавую душу не войдет премудрость и не будет обитать в теле, порабощенном греху, "ибо Святой Дух премудрости от лукавства удалится и уклонится от неразумных умствований и устыдится приближающейся неправды" (Прем. Сол- 1, 4-5) "Блаженны чистые сердцем, яко они Бога узрят". Но кто из нас можег сказать, что его сердце очищено от страстей? Поэтому истинному духовному познанию должен предшествовать длительный процесс внутренней работы, работы по борьбе со страстями. Опыт этой очистительной работы, называемый аскетикой, сохранен лишь в православной традиции и справедливо определяется, как "искусство из искусств". Внугренее преображение возможно лишь под воздействием благодати, подаваемой в таинствах Церкви. Главным препятствием на пуги благодатного изменения становится наша гордость, самомнение, вера в способность собственными силами изменить бедственное состояние. Современный православный подвижник говорит по этому поводу: как это прекрасное звездное небо Господь сотворил из ничего, так и человек, когда он смирится, признает свой разум немощным, признает себя как ничто. Господь сотворит из него по своей любви нечто великое... К сожалению, всякий, кто выбирает путь, подобный автору книги, - путь ложного самообольщения - может навсегда лишиться возможности возродиться в нечто великое, может остаться на пути собственных иллюзий. Крупный религиозный мыслитель Иван Ильин в подтверждение этих слов говорил: "Религиозное чувство проявляется с момента, когда человек начинает осознавать: "То, что по-моему, еще не означает, что истинно". Игумен Никон (Беляев) по этому поводу пишет: "Если в Христианине нет сердечного чувства греховности и сокрушенного сердца, такой человек обязательно находится "в прелести", т. е. в состоянии самообольщения".
      Подход автора таит в себе и другую серьезную опасность. Его "легкость" обращения с понятиями из духовной и физической реальностей, из научной и религиозной областей приводит к дальнейшей терминологической путанице. Удивляет явное нежелание автора знать смысл используемых им терминов. Он утверждает, что идеальный человек должен одновременно быть святым, обычным человеком и дельцом. Но ведь слово "святость" в христианском понимании означает инаковость, т. е. быть другим, непохожим ни на что в мире, который... "лежит во зле".
      Духовная истина сверхразумна, но это не означает, что она противоречива... И разум нам дан для того, чтобы различать... Кажущиеся же противоречия в познании духовных истин разрешаются через антиномии, которые в свою очередь познаются через обретение реального духовного опыта. А подобная терминологическая путаница автора тем более опасна, что она касается самой основы нашего бытия - сферы духа.
      В своей трактовке проблемы человека автор не чувсгвует в нем личностного начала. Это связано с разрушением в современном сознании хрисгианского мироощущения. Как далеко его рационалистическое определение от христианского понимания о человеке, как о любимом творении Божием, где бессмертная богоподобная душа человека является абсолютной ценностью, а скрытая глубина личности, где лежит вся ее неповторимость, истинная красота, истинная и вечная ценность, вызывает чувство изумления, трепета и великой тайны. Вот как оценивает учение Православной Церкви о человеке доктор физико-математических наук С.С.Хоружий, мыслитель, органично сочетающий талант крупного ученого и богослова: "...Образ человека, утверждаемый православной антропологией, замечателен по своей многомерности и пластичности, по сочетанию в нем твердости духовных основ и абсолютной чуждости всякому отвлеченному догматизму, всякий рассудочнии нормативности. Человек предстает здесь как динамичноцелое, недробимое и в то же время сложносоставное многообразно активное, истинный характер которого совершенно непередаваем ни механическими, ни органическими моделями (коим чрезмерно доверяют столь многочисленные антропологические концепции); как уникальное по всей картине реальности "онтологическое орудие", находящееся в движении к полноте бытия, несущее в себе непостижимую способность и тягу к преображению: к тому, чтобы таинственно собрав в себе здешнее бытие в некий единый фокус, достичь его актуальной онтологической трансформации, претворения в иное бытие, свободное от ига конечности и смерти. По высоте задания, как и по реалистической полноте охвата, такой образ человека, хотя и сформировавшийся в основных чертах 1,5 тыс. лет назад, по сей день остается скорее уж впереди нас, нежели позади нас. Он остается, таким образом, не только нераскрытым, но также еще неустаревшим, непревзойденным и ценным для современной мысли, современных духовных поисков, всей духовной ситуации наших дней".
      Составляющим компонентом концепции С. Н. Лазарева является взятая им из восточных учений теория кармы и перевоплощения (реинкарнации), принципиально несовместимая с христианским мировоззрением.
      В теории реинкарнации и кармы исчезает понятие индивидуальности. Индивидуальность не может перевоплотиться. Это означает сменить то, что несменяемо. Этимология самого слова означает неделимость. Индивидуальность - это воплощение здесь и сейчас, в котором открывается в той или иной потенциальной полноте вся бесконечность бытия.
      В теории перевоплощений между жизнями нет реального соединения, личность теряется, угасает в безличном и безразличном. Кармическая судьба "справедлива и закономерна", она не знает прощения и пощады, Любви и Свободы. Она отрицает благодатную любовь Божию, отношения взаимной любви творения и Творца. Механически закон причинноследственных связей переносится на законы духовного мира. Без Промысла Божия возникает "слепая необходимость".
      Учение Православной Церкви об образе Божием в человеке возвышает человека над тварным миром и освобождает его от власти. Господь открывается нам как Любовь и Праведность. Они влекут к себе, но не давят на нас, т. е. покоятся на свободе, на собственной активности личности, на возможности выбора.
      Принятие теории кармы и перевоплощения - это, безусловно, вопрос выбора религиозной веры, ибо теорию эту невозможно считать научной. Но в ней явно нет христианского: "Христос Воскресе!" Все ссылки на научную доказанность этой теории совершенно несостоятельны, и единственное, что может утверждать психологическая наука: теория перевоплощения может стать плодотворной почвой для развития мультиличностных психозов.
      Но кроме того, книга Лазарева еще и философски безграмотна. Ведь первый постулат кармической философии гласит, что любое "я" иллюзорно. Поэтому начинать диагноз со слов: "В прошлой жизни вы были мужчиной и жили в Австралии" или "В прошлой жизни вы жили в Тибете, у вас были большие способности" - это значит просто работать непрофессионально. Та философская традиция, на которую ссылается Лазарев, - традиция тибетских и индийских философских школ - отрицает само существование человеческой души. Далее, индийская философия утверждает автономность действия закона возмездия. Изменить последствия поступка человека могут лишь действия самого человека. Ас точки зрения автора, существует некая инстанция, "Владыка Кармы", разумно управляющая судьбой человека. Так можно рассуждать только с позиции теизма. Если Лазарев всерьез настаивает на этих своих мыслях - он должен покинуть индийскую философию, покинуть оккультизм и принять библейское понимание Бога. Бог - вечный и самосознающий разум, Дух, Который есть Любовь и Который в Своей Свободе и в Своей Любви вне Себя создал мир как материальный, так и духовный. Вечный Бог по ту сторону времени и пространства. Бог создал космос, но Бог не есть ни космос, ни его законы. Поэтому с библейской точки зрения, кощунственно утверждение: "Есть Бог-Отец, Бог-Сын, Бог-Дух. Бог-Сын - материя, Бог-Дух - поле, пространство, Бог-Отец - то, что их рождает вместе". В христианстве Бог - это Святая Троица. Это Создатель мира, бесконечно любящий Свое творение. В противном случае, если нет Евангельского Бога, то человеку нет послабления от безликого и неотвратимого закона кармы. По словам Святых Отцов, все учения, искажающие истинные представления о Боге, а значит, разрывающие с Ним живую связь, называются нечистивыми, а люди, создающие их, - нечистивцами.
      Архиепископ Иоанн писал об этом так: "Мне не понятно, для чего нужно тогда множество кусочков жизни, если ни в одном из них нет участия человеческой свободы, если нет этого единственного выражения Богоподобной личности? Раз все "механизм", раз Бог не Живой Отец Небесный, а отвлеченное "Божество", то к чему вообще все искания истины? Все придет к одному концу. Дурная же бесконечность ряда жизней во времени составляет в вечности жизнь, в сущности равную одному мгновению! И потому весьма неразумно, даже с философской точки зрения, искать разрешения тайны грешной жизни в теории длящихся в пространстве и времени перевоплощений".
      Создавая систему "полевой саморегуляции", где основным параметром является любовь к себе, автор открыто указывает свои духовные источники: приемы черной магии, колдовства, методы знахарей, восточные психотехники. Причину бедственного положения современного человека С. Н. Лазарев видит в отступлении от высших этических законов (всего 108), закрытии "третьего глаза" и утрате прежнего "духовного просветления". Причины атрофии "третьего глаза" остаются неуточненными. Выход из сложившейся ситуации автор видит в изменении мировоззрения человека, очищении кармы каждого и человечества в целом через коррекцию полевых структур группой лиц со светлой кармой.
      Под духовным автор понцмает что угодно, толь не духовно-личностное начало. Он постоянно говорит о своем стремлении к глубоким исследованиям. При этом использует типичный слэнг экстрасенсов: "рыхлое ватное поле больного", ''чувствование руками мощных структур", "деформация поля", "низшие слои поля", "уровень подключения к космосу" и т. д. Все эти понятия не имеют под собой никакого научного объективного обоснования. В результате своих "исследований" автор нередко приходит к банальнейшим выводам: "человеческий организм - это единая система, в которой здоровье, судьба, характер, психика - неразрывны".
      Как рождаются подобные псевдонаучные и псевдодуховные теории, которые пришли в сегадняшний мир в несчетном количестве и обольстили столь многих? Механизм довольно прост. Создается некая гипотетическая модель сложнейшего явления, например, модель энерго-информационных процессов в человеческом организме с набором околонаучных и оккультно-магических терминов. Соответственно, эта модель не имеет связи ни с современными классическими науками, ни с традиционными религиозными представлениями о реальности. Критерий же истинности в этом случае - субъективные ощущения автора и лишь местами встречающаяся логическая стройность построения. Именно теория подгоняется здесь под ощущения. Но этот подход совершенно неприменим для такого рода исследований. Чем далвше мы проникаем в духовную область, тем меньше можно полагаться на собственный чувственный опыт - он начинает порождаться самими принципами, принятыми человеком на веру. Поэтому неслучайно первый принцип христианской аскезы, обязательный для всех христианских подвижников - этих истинных исследователей духовного мира - гласит: "Ни в чем не доверяй себе". Более того, закон аскетической жизни гласит: чем выше духовный уровень - тем строже самоконтроль. Отступление от этого закона приводит к состоянию ума, которое в православии называется "прелестным" (от выражения "быть прельщенным, обманутым". Это состояние находит выражение в адогматизме - отрицание практической необходимости догматов для христианской жизни; в гнасеомахии - ненависти к рациональному познанию, которое якобы "засушивает душу". Естественным образом заменой духовному смыслу служит интуитивизм и воображение, которыми так славятся современные "мистики", подобные С. Н. Лазареву. А по какому принципу в таких случаях определяется истина? В одной из своих бесед Сергей Николаевич поясняет: "Когда у моей машинистки начинает отниматься рука, это значит, что я получаю не истинную информацию". В своем подходе Лазарев не одинок. Пермская журналистка, доказывая духовную равноценносгь христианства и кришнаизма, пишет: "Попробовала кришнаитский обед и мой восхищенный желудок ничего не сказал против учения". Утеря самодержавия ума в сочетании с чрезмерным доверием интуиции и ощущениям приводят к спонтанности, к тому, что человек отвыкает обдумывать свои высказывания. С другой стороны, такая спонтанность становится причиной сильной внушаемости, готовности дать убедить себя в каком угодно абсурде, глупости. И мы наблюдаем сегодня в обществе беспрецедентный рост числа внушаемых людей. О массовых последствиях этого явления можно только догадываться. И, безусловно, в обществе существуют силы, заинтересованные в развитии подобных процессов. Но нельзя думать, что наше критическое мышление может полностью закрыть нас от трагических духовных заблуждений. Об этом мы уже говорили в начале работы. Православная вера учит, что для живущих по плоти и лишенных благодатной защиты отец лжи - безупречный логик. Сатанинская логика находит быстрый отклик в греховной ментальности человека. Его плотское мудрование легко принимает и усваивает демонические доводы. Если это становится навыком, голос человеческой совести - Глас Божий - окончательно подменяется голосом падшего лжеименного разума. Обе крайности - доверие, своим ощущениям, интуиции и безусловное упование на "непогрешимую" логику в познании духовного мира - всегда приводят к созданию ложных учений. Результатом подобного обольщения является и рассматриваемое учение "Диагностика кармы".
      Совершенно безосновательно сложнейшие явления объясняются С. Н. Лазаревым самыми простыми причинами, не подтвержденными реальностью. Например, сожалея о прошлом, человек вызывает "неконтролируемый расход энергии, создает деформации полевых структур". Все это просто-напросао ощущает автор. Соответственно, неподдающиеся однозначной оценке явления, как характер, судьба, духовность, тестируются автором как параметры. А духовность вообще меряется в баллах. Непонятно, откуда автор мог взять цифры: мощность силы духа имела среднее значение 2000 лет назад 10 единиц, в эпоху Возрождения - 23 единицы, а в конце 19 в. - 38 единиц и т. д. И все это подается, как откровение. "Всяк безумствует в своем знании", - говорит пророк Исайя.
      Даже Библия понятна ему с точки зрения его энергетической модели. В Православии существует определенная дисциплина ума, культура мышления в понимании Библии. Ее основной закон - Священное Писание может быть истолковано лишь в соответствии со Священным Преданием Церкви, в согласии с мнением Святых Отцов (19 правило VI Вселенского Собора), т. е. мы познаем, принимаем и воспринимаем Священное Писание через Церковь и в Церкви. И это не просто какая-то "узость", "деспотизм" мысли или требование ревнивого мракобесия. Это естественное следствие принципа богодухновенности Священного Писания. Святой Дух через пророков и апостолов составил священные книги, Святой Дух через Святых Отцов истолковал их. Всякие библейские исследования, не имеющие признания со стороны Церкви, поэтому несостоятельны, неосновательны. Они, так сказать, лишены свидетельсгва со стороны автора Библии - Святого Духа пребывающего в Церкви. Святой Апостол Павел пишет, что Слово Божие - это меч обоюдоострый. Неправильно понимаемая и читаемая Библия может стать для человека не средством спасения, а орудием погибели. Как бы хотелось, чтобы это предупреждение услышали тe, кто берется столь смело трактовать Библию.
      Столь же безосновательны и космологические изыскания автора, частично заимствованные им из восточных учений.
      Научная "скромность" автора безгранична: "Исследования, которые я провел, показали, что подсознание и биополе - это одно и то же". Возникает ощущение, что автор далек не только от мира науки, но и вообще от традиционных понятий, сформированных общечеловеческой культурой.
      Подобные собрания околонаучных и оккулыных спекуляций, представляющне собой своего рода поп-науку, оформились и обрели в современном обществе удивительный по масштабам и стойкости авторитет. Причина этого печального явления, по словам епископа Варнавы (Беляева), в том, что для человечества XX века наука обратилась в фетишизм, идолопоклонство, нисколько не лучше, чем у дикарей. По сути, это страсть... И поэтому современный автор С. С Хоружий говорит даже о своего рода одержимости рассудком, рассудочной формой деятельности ума. Возникающее при этом внугреннее устроение человека таково что все множество его высших устремлений, включая духовные, подчинено системе рассудочных положений - так называемому "научноу мировоззрению" в какой-либо его вариации.
      Православие никогда не отрицалo необходимость познания реальности, в том числе и физической. Наша Церковь не сжигала ученых на кострах. И сегодня Православие не ограничивает в этом познании человека. Более того, оно призывает человека "исследовать Писания". Читая одновременно Библию и Великую книгу Природы, мы видим между ними удивительное согласие, что свидетельствует об истинности их обеих. Но истинная наука в силу ограниченности своего метода никогда не претендовала на всеобъемлющий характер познания. Это прекрасно понимали такие ее выдающиеся представители, как, например, физик Гейзенберг, говоривший, что ''путем рационального мышления никогда нельзя прийти к Абсолютной истине". И поэтому святой Василий Великий говорил: "Не должно, однажды навсегда предав сим мужам (т. е. ученым) кормило корабля, следовать за ними, куда ни поведут, но, заимствуя у них все, что есть полезного, надобно уметь иное и отбросить". С этой точки зрения можно сказать, что грех в познавательной области это выход за пределы своей компетенции. Всего этого не желает признавать С. Н, Лазарев, претендуя на роль более, чем гения науки и более чем пророка... Мы видим явное проявление того, что в христианстве называется самосвятством. Именно о подобных явлениях предупреждает нас Евангелие, говоря, что восстанут многие лжепророки. Книга С. Н. Лазарева вызывает ощущение авантюристического романа, только там приключения, а здесь "экстрасенсорные" подвиги героя: "Программу распада Вселенной вы оставили отрабатывать своим детям... Я вижу, как наконец-то начинают расправляться деформированные кармические структуры женщины, до того почти закрытая серым пятном аура начинает заполняться золотым переливающимся светом". При этом потрясают возможности автора: через воздействие на биополе человека он решает за него нравственные проблемы. Совершает то, что не может и не желает совершить Творец Вселенной, ибо в противном случае человек лишается свободы выбора, перестает быть нравственной личностью, становится программируемым добрым автоматом.
      Нередко в книге мы находим примеры "чудо-исцелений'' безнадежных больных. Автор выставляет себя в роли чародея-провидца, видящею сквозь века и жизни, чувсчвует себя "вершителем судеб". Для него объяснимы даже мистические явления. При этом чародей владеет приемами и черной магии: "Мне было непросто отказаться от методов насилия, тем более, что многолетняя практика в области биоэнергетики, изучение эзотерической литературы давали мне большой ассортимент воздействия такого рода". Используется типичный спекулятивный прием колдунов. Автор якобы обладает тем, чем обладают другие целители: "заблокированной закрытой кармой", поэтому даже плохие мысли о нем могут иметь для человека катастрофические последствия. Соответственно и методика его является уникальной и недоступной для других целителей. Все это относится к приемам психологического шантажа.
      В процессе прочтения книги возникает еще одно противоречие. Автор утверждает: "Heт такого понятия, как прощение... Раскаяние удерживает человека от повторения ошибок, оно не может спасти его или других от последствия уже совершенного, и что абсолютно точно, настигнет его в этой жизни или в следующем воплощении". Зачем в таком случае все кармические целители занимаются диагностикой и лечением кармы? Не станет ли хуже участь "исцеленного" от того, что он отказался нести кармическую ношу в этой жизни и прибег к магической "коррекции кармы"? Поведение многочисленных кармических целителей непонятно еще и потому, что, утверждая, что искупить последствия греха "не может никто, кроме самого согрешившего", сами влезают в душу человека. За Богом отрицают свободу прощать человека, но сами готовы заняться "коррекцией кармы" за умеренную плату.
      Удивляет наивность читателей, принимающих примитивные разглагольствования колдуна за откровения. Как жаль, что люди, считающие себя образованными и интеллигентными, могут принимать трактование "духовности, благородства, любви" как "высшие уровни энергетики". Собственно, примеры явного абсурда встречаются в книге постоянно. Так, Лазарев указывает на "мировую ось", которая из конкретной географической точки соединяет мир земной с надземным. Автор утверждает, что "Души будущих детей приходят из загробного мира через Южный полюс". "Зачатие человечества происходило в атмосфере Земли над Южным полюсом".
      Все подвластно великому магу. Самые смелые мечты и страхи фантастов доступны ему: "Я вышел на контакт с моими будущими детьми". Время вообще полностью подвластно Лазареву: "Целители более высокого уровня очищают настоящее, выбрасывая грязь в будущее. Для того, чтобы очистить человека, подтягивая грязь из будущего, чтобы человек покаянием очистил свою душу в настоящем. Но одновременно с этим я ускорял время".
      Он берет на себя смелость расширять список грехов. Например, автор считает, что самый большой грех сегодня - прерывание беременности на пятом месяце. (Почему на пятом? Во-первых, это нелогично даже с позиций медицины. Во-вторых, аборт всегда является тяжким грехом детоубийства). Вообще оказывается, что Вселенная спасена от гибели благоразумным поведением Сергея Николаевича: "Как-то при очередной попытке нащупать пространственные структуры и найти способы воздействия на них, неожиданно пошла информация текстом: "Если ты выйдешь за пределы шагового пространства, Вселенная погибнет".
      Сложно определить религиозное мировоззрение автора, ибо и в этой области он также предоставляет себе полную "свободу творчества", ничем не мотивируя свои взгляды. Ему просто так кажется. Он обращается то к некоему безличному божеству, то к душе Вселенной, то к самой Вселенной, как к Богу. Но ведь если мы - личности, обладающие свободой, то тем более этим основополагающим качеством личного бытия должен обладать Тот, Кто нас сотворил. И Творец превосходит все законы, в том числе и законы человеческого познания. Он направляет жизнь творения в соответствии со Своей свободой и Своей любовью. "Бог наш на небесах; творит все, что хочет", - читаем мы в псалмах Давида. Поэтому все представления о Нем вне Его библейского откровения о себе - суть идолы. "Есть у них уста, но не говорят, есть у них глаза, но не видят; подобно им да будут делающие и все надеящиеся на них", - читаем там же. Кто такие язычники, ясно сказал апостол Павел: "Это люди, которые служат твари вместо Творца". И суть не меняется, если языческое мировоззрение облекается в понятие типа "биоэнергетика", "биополевые структуры".
      Автор в духе евангельского Пилата утверждает: "Истина это непостоянная, изменяющаяся по времени субстанция", Но Сам Господь Иисус Христос ответил на все времена и для всех способных слышать: "Я есмь Путь, Истина и Жизнь".
      Автор не принимает библейского взгляда на грехопадение. Он утверждает, что зло - это наше несовершенство. Оно есть неконтролируемое добро. Более того, источник зла - дьявол - это некий "информационный вирус на полевом, духовном уровне человечества"
      Библейский взгляд, опыт Церкви, наш собственный внутренний опыт встречи со злом категорически возражает против подобного подхода к пониманию добра и зла, их нравственному неразличению. Тайна зла, по христианскому мировоззрению, состоит в злоупотреблении своей свободной волей сначала существом ангельского мира, а затем человеком. Если есть зло, значит есть тот, кто его когда-то выбрал. Зло всегда личностно. И это все, что мы можем знать о происхождении зла в мире. Отцы Церкви призывали к тому, чтобы с сугубой осторожностью исследовать эту проблему. Нужно не объяснять зло, не строить схемы мироздания, в которых злу было бы отведено удобное место, а противостоять ему и бороться с ним. Неправильное понимание добра и зла превращает человека в слепую игрушку своей мечтательности, гордыни, а нередко и откровенно демонических сил. "Горе тем, которые зло называют добром и добро - злом, тьму почитают светом, и свет - тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое - горьким. Горе тем, которые мудры в своих глазах и разумны перед самими собою" (Ис. 5, 20-21).
      По мнению автора, главная задача человека на земле - это расширение знания о мире, стремление к пониманию происходящих процессов Христианская вера учит, что познание не суть самоцель, но средство достижения главной цели жизни христианина - это соединение с Богом, или обожение, возможное лишь по благодати.
      Христианский взгляд на человека, с одной стороны, как на высшее творение, а с другой, как на существо падшее - есть истинное отражение реальности. Он мобилизует человека на борьбу с грехом. Человек имеет потенциальную возможность подчинить стремления падшей душевно-телесной природы высшим интересам Духа. Путь спасения христианина - борьба со страстями, внутреннее преображение.
      Указан и путь восхождения в Царство Небесное. О нем недвусмысленно сказал Сам Господь Иисус Христос: "Отвертись себя и возьми свой крест и следуй за мной". Путь этот начинается с покаяния, но только не как "выход на более тонкий уровень, духовное возвышение и очищение кармы'', как его понимает автор. Принципиальное искажение понимания покаяния может иметь трагические последствия для человека, поскольку оно составляет основу духовной жизни. Покаяние - это не "механизм подсознательною очищения", не "техника развития духа", а чудо. Это подвиг свободы, это обязательно глубокое личностное переживание, имеющее таинственный характер. Оно может быть лишь перед Богом живым и личностным. По слову преп. Исаака Сирина, покаяние - это трепет души перед вратами Рая. Этого Бога нет в мировоззрении автора.
      На христианском же пути встречи с Богом живым, как существом святым и безгрешным, человек обязательно переживает очень важное чувство - страх Божий, как чувство ответственности перед своим Создателем. Это чувство в Библии называется преддверием премудрости Божией, началом истинной любви к Богу, дисциплиной ума и сердца. Это чувство порождает искреннее осознание своей греховности и стремление к покаянию. Только со страхом Божиим и благоговением человек может правильно проходить путь спасения. Лишь тогда человек принимает истину в ее полноте и чистоте, а не выбирает из нее, что ему нравится и что его плотскому уму кажется правильным. Вне этого все рассуждения автора о покаянии, смирении, кротости являются пустой и вредной демагогией. Также, как и его рассуждения о Вере и Любви. "Если любте Меня, соблюдите заповеди Мои", - говорит Господь. Понятие любви у автора выхолощено, в нем нет той живой жертвенной любви, наделенной творческой самоизбыточностью, а всего лишь механическое долженствование.
      Безусловно, мировоззрение, навязываемое автором неискушенному читателю, является по своей сути антихристианским. Это должны ясно осознать те, кто считает себя христианами и увлекается чтением подобной литературы: "Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую", - предупреждает нас Библия. Все реверансы автора в адрес христианства, христианских добродетелей можно назвать "поцелуем Иуды".
      Лазарев о многом пишет верно. Действительно, мы теснее связаны друг с другом, и особенно с нашими близкими, чем нам кажется. Действительно, наши болезни нередко приходят как отголосок нашего греха. И, действительно, самый тяжкий грех - убийство любви. Церковь знает об этом. И на этом знании (отнюдь не оккультном) строит свою практику. В Требнике говорится, что при соборовании больного помазуется не только сам больной, но и присутствующие. Это признание того, что люди солидарны, что болезнь одного не есть событие постороннее для других - для исцеления одного надо исцелить весь дом. Но тем опаснее ложь, если она прикидывается частичкой правды. Лазарев уже умеет цитировать Евангелие. Но он еще не прекратил бороться с ним. Он еще притязает на то, что может вести людей дальше, чем Христос. И потому для полного "очищения кармы" желательно отречься от Христа. "Развитие идет через патологию. Познание Бога идет через отречение от Него".
      Слово "анти" может означать "вместо", "вместо Христа". Вместо Господа Иисуса Христа Сына Божия Единородного, победившего смерть и пленившего ад, соединившего в себе полноту божественного и человеческого совершенства, автор невольно предлагает себя, свое видение мира, свой взгляд на путь человека к спасению. Об опасности упования на человека предупреждает Библия: "Не надейтеся на князей, на сынов человеческих, в них же нет спасения". Господь Иисус Христос предупреждает тех, кто дерзает совращать людей на гибельный путь своих измышлений Божественного Откровения: "Многие скажут Мне в тот день: "Господи! Господи не от Твоего ли имени мы пророчествовали? И не Твоим ли именем бесов изгоняли? И не Твоим ли именем многие чудеса творили?" И тогда объявлю им: "Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, все делающие беззаконие" (Евангелие от Матфея). И как мы сами должны быть осторожны и осмотрительны в выборе духовного пути, ибо ошибка наша может погубить душу навеки.
      Александр Нейфах, заведующий лабораторией Института биологии развития РАН, приводит примеры, как безответственная пропаганда "нетрадиционных методов целительства" может привести к гибели сотен людей. Подобные примеры известны и авторам. Так, у женщины, воспитывающей двоих детей, было заподозрено онкологическое заболевание. Возникла необходимость пройти углубленное обследование и соответствующее печение. После прочтения книг Лазарева у женщины развился депрессивный фон настроения, она отказалась от медицинской помощи, объясняя неизбежность случившегося. Появилось желание "сбросить ненужную физическую оболочку", желание смерти, которая прекратила бы все страдания. О детях не беспокоилась: "Пусть отрабатывают свою карму". Теория перевоплощения может стать плодотворной почвой для суицидальных мыслей и действий. Другой пример. Студентка шестого курса медицинской академии, увлекшись изучением трудов Лазарева, перестала посещать занятия, занялась бесконтрольным голоданием, углубленным изучением восточной философии, различными приемами, стала раскрывать в себе сверхспособности и чистить карму... Появились изменения поведения. Исключена из института за академическую задолженность перед его окончанием. Многие отмечают после прочтения книги Лазарева чувство подавленности, витальной тоски, безнадежности, душевного хаоса. Священники могут привести сотни примеров потерянного психического здоровья у людей, доверившихся подобным учениям и методам. Это печально, но нет ничего, что можно было бы сегодня противопоставить обвальному росту числа обольщенных в нашем больном обществе. Обществе людей, потерявших связь с религиозной традицией и брошенных им на произвол судьбы.
      Совсем иной взгляд на страдания и болезни раскрывают нам подвижники благочестия. Нам ближе живой Бог Откровения, чем бездушный истукан в виде закона кармы. "Все от Бога, - пишет святитель Феофан Затворник, - и болезни, и здоровье, и все, что от Бога, подается нам во спасение наше. Посылает Бог иное в наказание, как эпитимию, иное в образумление, чтоб опомнился человек, иное, чтоб избавить от беды, в которую попал бы человек, если бы был здоров, иное, чтоб терпение показал и тем большую заслужил награду, иное, чтоб очистить от всякой страсти и для других причин. Лечиться же нет греха ибо и разум лечебный Бог дает, и лекарства Бог уже создал" И душа христианина в болезни, упованием окрыленная и любовью согретая, передавая все в волю Божию, учится "смирению, терпению, благодушию и Богоблагодарейию".
      Когда верующий человек сталкивается с каким-то необычным явлением, чудом, его в первую очередь должен волновать вопрос: какова его причина, какою силою оно сотворено? Ибо мы предупреждены об особенности тех времен, в которые нам довелось жить: вам могут быть даны любые чудеса и знамения, чтобы прельстить вас.
      В первые века христиане обладали индивидуальным даром "различения духов", т. е. способностью различать духовные явления ложные, душегубительиые от явлений истинных и душеспасительных. В наше время массовых духовных обольщений и соблазнов эта способность сохранена только в соборном учении Святой Православной Церкви. И единственный способ не стать легкой добычей "волков в овечьей шкуре", пришедших в сегодняшний мир в огромном количестве и прельщающих различными ложными чудесами, - это следовать учению Церкви, принимать его во всей полноте.
      Да сохранит нас Господь от душегубительных соблазнов.

 
 


Обсудить эту статью можно на форуме сайта.

 
 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
17.02.99 - начало создания электронной версии "Православной газеты"

Design by
SDragon 2002. Scripts by SLightning 2002.