ПРЕПОДОБНЫЙ ВАСИЛИСК СИБИРСКИЙ

Память - 11 января

           'Аще не обратитеся, и не будете яко дети, не внидите в Царство Небесное', - сказано Господом, и многим, на первый взгляд, это кажется легким для исполнения. Но лишь редкие избранники Божии, и среди них Василиск Сибирский, достигли своим подвигом и непрестанной Иисусовой молитвой духовного младенчества - полного незлобия, совершенного отсутствия возношения, глубокого сознания своей немощи и нужды в ежеминутном заступлении Божием. Путь преподобного Василиска к этой вершине лежал через тяжкие скорби и искушения.
           Пустынник Василиск (в миру Василий) родился в середине XVIII века в семье крестьянина деревни Иваниш Калязинского уезда Тверской губернии. Его родители Гавриил и Стефанида детей своих, троих сыновей, воспитывали в страхе Божием. Отрок Василий с детства познал труд и нужду: просил милостыню, затем некоторое время был пастушком. С малых лет его отличали простота сердца, любовь к Богу и смиренный нрав. Не смея перечить отцу, Василий вступил в брак, но вскоре с согласия жены оставил семью и начал проводить монашеский образ жизни сначала в миру, а затем в различных монастырях. Некоторое время жил он отшельником в лесах Чувашии. Василий стремился постоянно пребывать в молитве, не давал послабления своей плоти: берегся от насыщения, излишнего питья и особенно сна, все ночи под праздники проводил в бдении. Если же его начинал одолевать сон, он клал поклоны, колол дрова или пел духовные песни. И так проводил он все праздники в великом труде до изнеможения, ибо тогда не знал еще о сердечном безмолвии и хранении ума. Когда к нему заходили странники, он всех любезно встречал, но если кто-нибудь просился к нему жить, - отказывал, говоря, что грешен, пребывает в нерадении и вообще дал обет проводить жизнь уединенную. Когда же проситель настаивал, Василий отвечал ему с кротостью: 'Вместе жить нам никак нельзя, но, если хочешь, оставайся в моей келье, а я пойду на другое место'.
           Как-то один из странствующих братий рассказал Василию, что в брянских лесах живет в пустыне с учениками иеромонах Адриан - старец великой жизни, многоопытный и простой. Василий, желая предать себя в повиновение искусному наставнику, сразу же отправился к нему. И действительно, жизнь при старце Адриане стала для него новой ступенью монашества. Предав себя ему в послушание, Василий преуспевал в постнических трудах и скоро, как лоза привитая и давшая ко времени плод, был пострижен старцем в мантию с именем Василиск. Через некоторое время отец Адриан был вызван Петербургским митрополитом Гавриилом для обновления Коневской обители, и все его ученики последовали за ним, а отец Василиск остался жить в столь желанном для него уединении. Однако теперь напали на него искушения и страхования, каких раньше он и не испытывал. Часто по ночам просыпался он от жутких голосов, угрожавших ему: 'Ты здесь один, а нас много, мы тебя погубим'. От нестерпимого ужаса случалось ему впадать в уныние. Ко всему прочему, тело его было немощно и болезненно. Пищу употреблял самую простую, даже суровую, а если и принимал какие-либо приношения от почитавших его, то сам почти ничего не ел, а все раздавал другим. Также вырезал старец из дерева грубоватые ложки (изящно делать он не умел) и дарил посетителям. Те очень радовались и щедро жертвовали за подарок, столь для них дорогой.
           Такова была жизнь смиренного монаха Василиска, посвящавшего все время молитве и подвижничеству. Примерно в это время встретил он своего будущего сомолитвенника и духовного брата - отца Зосиму (Верховского), тогда еще носившего имя Захария и желавшего стать отшельником. Пустынническая жизнь брянских монахов привлекала душу юноши, но более всех прилепился он сердцем к отцу Василиску. Взаимна была и любовь к нему старца. 'Всегда просил я Господа, чтобы послал мне друга духовного, искреннего, сердечного, единодушного, ибо и в безмолвии трудно жить одному. Сказано: 'брат от брата помогаем, яко град тверд' и 'горе единому'. Итак, я просил Бога, а сам не решался никого принимать, ожидая, пока Сам Господь, 'ими же весть судьбами', явит мне такового. И вот душа моя прилепилась к тебе столь сильною любовью, что как будто известился я, что в тебе дает мне Господь просимого мною', - говорил ему позже сам старец. Чтобы испытать силу произволения и твердость намерения юного Захарии, Василиск благословил его пожить сначала в Коневской общежительной обители и лишь через три года, с благословения отца Адриана, принял к себе. Однако хотя он и полюбил Зосиму, как свою душу, все же не считал его за сына и ученика, полагая, что по просвещению ума своего Зосима более него сведущ во всех писаниях святых отцов. Кроме того, именно Зосима открыл старцу тайное монашеское сокровище, объяснив учение о сердечной молитве. С возгоревшейся ревностью, усердно начал упражняться Василиск в молитве Иисусовой и так ее полюбил, так прилежно ей обучался, что плоды ее не замедлили явиться в этом простом и смиренном сердце, искренно любящем Господа.
           О чудных духовных действиях молитвы в старце Василиске отец Зосима составил особую рукопись - 'Повествование о действиях сердечной молитвы старца-пустынножителя Василиска', куда прилежно записывал все откровения подвижника. Отец Василиск не только доверял ему тайны своего сердца, но и сам рассматривал и выправлял повествование. Чистота сердца и глубокое смирение перед Богом и ближними позволили преподобному достичь возвышеннейшего духовного преуспеяния. Неоднократно удостаивался он осияния лучезарным светом, сподоблялся лицезрения Спасителя и Пресвятой Богородицы, видений райских блаженств и адских мук, а однажды в упоении духовной любовью ко Господу был восхищен из тела на воздух и наслаждался несказанной сладостью и блаженством (истинность молитвенного подвига старца Василиска засвидетельствовал святитель Игнатий (Брянчанинов), который в III томе своих аскетических сочинений пишет, что, насколько ему известно, в его, XIX, столетие только два инока сподобились видеть свою душу исшедшею из тела, одним из каковых и был преподобный Василиск).
           Около 10 лет провели отец Василиск и отец Зосима, по благословению отца Адриана, близ Коневской обители, упражняясь в монашеских подвигах и особенно в молитве Иисусовой. Многим помогали они мудрыми советами: десятки богомольцев посещали подвижников, и все находили у них доброе утешение и духовную поддержку. Нередко отец Василиск предузнавал и перемены, грядущие в жизни его или других людей, которые со временем и исполнялись.
           Затем в течение 20 лет подвизались они в отшельничестве в сибирском лесу, в районе г. Кузнецка. Здесь с ними произошел такой случай. Отправляясь на зимовку, договорились они с одним благочестивым крестьянином, что он в определенное время будет подвозить им продукты, а весной, до разлива рек, поможет выбраться из тайги. Наступила весна, а крестьянин по неведомым причинам к ним не приехал, и, видя, что дальнейшее ожидание бесполезно, отшельники решились идти сами. Расстояние в сорок верст полагали они пройти дня в два-три, но на деле путь этот занял не одну неделю. После первых же дней путешествия увидели они, что совсем заблудились и в какую сторону идти не знают: небо затянуло облаками, ветер воет, солнце вовсе не появляется. Предав себя на волю Божию, двигались они, ориентируясь по солнцу, а в пасмурные дни - по коре деревьев. Одежда и обувь на них поизносились, запас пищи подходил к концу, все меньше оставалось сил. Как-то раз, проведя ночь почти без отдыха, пришли они к берегу реки, через которую надо было переправляться. Старец Василиск, встав на лыжи, перешел по льду без препятствий. Следом за ним двинулся и отец Зосима, но так как он был тяжелей, то лед не выдержал его, и он стал тонуть, погрузившись по грудь в воду. На ногах лыжи, а нагнуться и отвязать их мешает лед. Сил старца Василиска, конечно, не хватило бы, чтоб вытащить утопающего. 'Тогда, - вспоминал отец Зосима, - я отчаялся остаться в живых. Ибо ноги мои из-за креплений держались на лыжах, а сами лыжи в реке, увязли во льду и снегу. И никак невозможно было мне подняться и вылезти на берег, нагнуться же и рукою достать лыжи вода и лед не давали. Старец мой, видя, что я так увяз, не знал, как помочь. Тогда воззвали мы к Божией Матери: 'Пресвятая Богородице, помоги!' Я просил старца подать мне свою руку, говоря ему: 'Авось как-нибудь, придерживаясь за тебя, выйду'. Он подал, - и я так легко и скоро вышел к нему на берег, что мне кажется - легче, нежели бы я был свободным и не погрязшим! И как мои ноги вышли из лыж, привязанных к ним ременными креплениями, - это весьма удивительно. Только Господь Бог, ради Владычицы нашей Пресвятой Богородицы, восхотел даровать мне еще жизнь и явить, сколь облагодатствован мой старец:'.
           Прошло еще несколько дней: вновь и вновь поднимались измученные путники и брели вперед, уповая на милость Божию, ни еды, ни сил у них уже не было. Наконец, к великой своей радости, увидели они отпечаток собачьей лапы, потом след человека, и вот вдали показалась деревня! Вместе с благодарственной молитвой к Богу неудержимым потоком полились слезы. Долго сидели они, отдыхая и размышляя о том, как Господь Бог отечески их наказал, но смерти не предал, что, несомненно, по Его Промыслу случилось им искушение, для научения и познания самих себя. А более всего благодарили они Бога за то, что во всех прискорбностях удержал Он их от ропота и не позволил отчаяться в Его всещедрой милости.
           Более двух месяцев был старец Василиск как расслабленный, не мог сам ни пить, ни есть, но постепенно пришел в силы. Более молодой отец Зосима оправился быстрее и во всем ему помогал. Видя вокруг внимание и участие, решили они остаться в Кузнецком округе до конца жизни. В пятидесяти верстах от Кузнецка пустынники нашли себе удобное место, с помощью благодетелей построили две кельи и стали вновь жить отшельнически. Ходить друг к другу воздерживались они до субботы, особенно в среду и пяток хранили уединение. А воскресенья и праздники проводили вместе в чтении и духовных дружеских беседах, прогуливаясь по пустынным окрестностям. Весною же, когда травы еще не велики, недели по две не возвращаясь, ходили по разным лесным местам, по горам и долинам, взяв с собою огниво, котелок и сухарей. Добрые христолюбцы изредка посещали пустынных старцев, делая им приношения. Однако денег они решительно ни от кого не брали, а только лишь самые простые и скудные пожертвования, необходимые для их пропитания и одеяния. Причем старались воздавать и за них своим рукоделием: отец Василиск делал посуду глиняную, а отец Зосима - деревянную. Таково было их житие внешнее. Но невозможно описать то, что совершалось в глубине их душ, ибо никакие слова не могут в точности изобразить внутреннюю жизнь истинных пустынников.
           24 года прожили старцы Зосима и Василиск в пустыне почти неисходно, думая, вероятно, и окончить там свои дни. Однако, 'зажегши свечу, не ставят её под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме' (Мф. 5, 15). Господу было угодно, чтобы, стяжав высокие добродетели, они послужили теперь делу спасения ближних. Некая мещанка города Кузнецка, Анисья Котохова, пожелала начать иноческую жизнь. Поблизости монастырей не было, а в Россию ехать было далеко, и она решила прибегнуть к духовному руководству пустынников. Получив их согласие и доверив им свою волю, она поселилась в деревеньке на берегу реки Томи, к ней стали проситься в сомолитвенницы и другие девицы. Старец Василиск часто посещал их, окормляя и наставляя в иноческой жизни, иногда посылал к ним и отца Зосиму. Очень скоро стало очевидным неудобство монашеского жития среди мирян - надо было хлопотать о переводе инокинь в какой-нибудь упраздненный монастырь. Тобольский архиерей согласился отдать под их нужды опустевший мужской монастырь в городе Туринске, а отец Зосима исхлопотал в Священном Синоде перевод этой обители в разряд женских. Так был возрожден Свято-Николаевский монастырь, близ которого и провел в уединении последние свои годы преподобный Василиск. По старости лет нередко подолгу проживал он и в самой обители. Именно здесь, во время смуты и неправого гонения на старца Зосиму, он явился во сне двум членам Следственной комиссии, увещевая их оправдать и защитить его духовного друга и сотаинника по причине его полной невиновности.
           Блаженная кончина старца Василиска последовала 29 декабря 1824 года. Время своего отхода он указал с точностью, накануне исповедался и приобщился Святых Христовых Таин. Крестьянин, который служил ему до кончины, приложив свою руку к груди отходящего пустынника, ощутил, что сердце в умирающем сильно бьется и мечется во все стороны. До самого последнего вздоха был он в устной и сердечной молитве и со словами: 'Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий:' - испустил дух, будто уснул. Причем и по исшествии духа сердце еще долго в нем трепетало.
           За четыре дня, прошедших до приезда старца Зосимы, вид почившего не только не сделался хуже, но стал еще благовиднее. Тело его было мягким, как у спящего. Отец Зосима приказал написать с него портрет, ибо по глубокому смирению своему при жизни старец на это никак не соглашался. Перед погребением на седьмые сутки, когда стали вынимать тело старца из гроба, чтобы спеленать в мантию, оно оказалось гибким, как у живого. Святой подвижник был погребен близ алтаря монастырского собора.
           В 1913 г. над могилой старца была построена, а в 1914 г. освящена каменная часовня во имя Cвятого Мученика Василиска. Ее посещало множество богомольцев, которые часто служили панихиды, молясь о упокоении всеми любимого и почитаемого подвижника. В советское время и храм, и часовня были уничтожены, на их месте же построены гаражи.
           Святые мощи преподобного были обретены в 2000 году. Известны случаи исцелений и духовной помощи после молитвенного к нему обращения.
           Вся жизнь старца Василиска являет нам собой пример полного самоотречения и ревностного следования за Господом, подлинного исполнения Евангельских заповедей о любви к Богу и ближним. Не обладая никакой мирской мудростью, он был удостоен от Господа премудрости 'свыше'. Сознавая и почитая себя 'малейшим' в мире сем, он сподобился стать великим о Господе и засвидетельствовал своим примером истинность евангельских слов: 'Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят!'.

Посмертные чудеса и явления старца Василиска Сибирского

           После трагических для Русской Церкви событий 1917 года Свято-Николаевский Туринский женский монастырь был закрыт. С 1922 г. в его зданиях последовательно размещались: детская колония для девочек из репрессированных семей, детский дом, автошкола ДОСААФ (ОСТО). Замечательный Воскресенский храм был полностью разрушен, причем кирпич с него употреблен на строительство спичечной фабрики, а само место, где он находился, заасфальтировано. Той же участи подвергли и часовню над могилой старца Василиска, - на ее месте возвели гаражи. Только в 1996 году монастырь был возвращен Русской Православной Церкви, полная разруха и запустение ожидали вновь прибывших туда сестер. Но не оставил Господь Своею милостью место молитвенных подвигов верного раба Своего. И по сей день являет Он в тех краях, по молитвам к старцу Василиску, Свои дивные и преславные чудеса.
           1) Рассказ прихожанки храма во имя Всемилостивого Спаса г. Туринска Котовой Риммы Пантелеимовны (в крещении Антонины), 1939 г. р.: 'Случилось это в 1995 году. Мой сын Андрей, работающий шофёром, далёкий от веры и любитель выпить, весело проводил время с дружками на берегу реки Туры, близ Свято-Николаевского монастыря. На солнышке его пригрело, он задремал и увидел сон: будто выходит откуда-то из-под гаражей, построенных на месте часовни старца Василиска, благообразный старец с седой бородой. Подходит к нему и строго внушает: 'Смотри, парень, ни под каким видом не пей!'
           Необычайность и ясность сна поразила Андрея, и он начал воздерживаться от спиртного. Однажды утром дружки особенно настойчиво зазывали его выпить, но он наотрез отказался, а через несколько часов на дороге насмерть сбил мальчика и был взят под следствие. В ходе выяснения обстоятельств была установлена значительная степень вины мальчика, но если бы у Андрея обнаружили хоть лёгкое алкогольное опьянение, то он понёс бы самое суровое наказание. Об этом и предостерёг его святой старец, явившись во сне...'
           2) Из рассказа Калерии Михайловны Струниной, жительницы города Туринска, бывшей учительницы: 'О старце Василиске мне много рассказывала его глубокая почитательница Анастасия Даниловна Ринтель (ум. 28 ноября 1993 г.). Сама она в молодости была послушницей Свято-Николаевского монастыря г. Туринска. В 1918 году 18 сестер этой обители и её вместе с ними отправили ухаживать за больными в тифозный госпиталь. Боясь заразиться, Анастасия усиленно молилась старцу Василиску, прося его помощи. И действительно не заболела, хотя из 19 сестер, работавших в тифозном бараке, в живых осталось только трое. Уверовав тогда в силу предстательства блаженного подвижника, всю свою оставшуюся жизнь Анастасия Ринтель молилась старцу Василиску и неизменно получала от него помощь. И хотя она имела медицинское образование, лечилась всегда только водой из источника на заимке отца Василиска'.
           Действительно, верующими и поныне почитаются как могила старца, так и место его подвигов - заимка в окрестностях Туринска, где находится источник, вода которого считается целебной. Неподалёку от заимки располагается совхоз 'Пролетарский'. Местные жители - дети и взрослые - до сего дня хранят благоговейное почитание святого подвижника Василиска и, почти не обращаясь к врачам, лечатся целебной водой из источника, который не замерзает и зимой.
           Сама Калерия Михайловна работала учителем в посёлке 'Пролетарский' и была глубоко убеждённой атеисткой. К православной вере пришла после знакомства с А.Д. Ринтель и нескольких случившихся с ней самой чудесных событий, о которых Струнина поведала следующее: '6 ноября 1994 года из Петербурга приезжал в Туринск поклониться могиле старца Василиска священник отец Виталий. Группа верующих, к которой присоединилась и я, добралась до заимки старца Василиска вечером, в темноте. Идти мне туда было необычайно легко, я чувствовала радость на сердце и даже ощущала какое-то необыкновенное благоухание в воздухе. Внезапно перед моим взором открылась такая картина: на другом берегу оврага я увидела, как наяву, светлый овал, а в нем - келью и молящегося старца.
           На другой день, 7 ноября, с утра снова приехали мы на святое место. Одна из паломниц, страдавшая мигренью, испив воды из источника старца, почти сразу же посветлела лицом, избавившись от головной боли. Я же вновь ощутила неописуемую радость, и опять передо мной явился стоящий на коленях и молящийся благообразный старец.
           Впечатление от этих двух чудесных случаев было столь велико, что я сразу обратилась к вере и ныне - искренне верующая христианка. И хотя сейчас я тяжело больна, прикована к постели, но не устаю постоянно благодарить Бога за посланные скорби, считая их справедливым наказанием за столько лет, проведенных в неверии и грехе'.
           3) Свидетельство прихожанки храма Всемилостивого Спаса и благотворительницы монастыря Людмилы Павловны Гордеевой.
           Летом 1995 г. её 10-летний внук Захар, после Исповеди и святого Причащения, вдруг 'ни с того ни с сего' стал убивать улиток и, несмотря на просьбы и уговоры бабушки, раздавил подряд несколько. В тот же день всё тело его покрылось яркой сыпью. А нужно сказать, что в ближайшие дни родители собирались с ним в поездку на юг, которую пришлось бы отменить, так как теперь нельзя было получить медицинскую справку. Усилиями бабушки он осознал свою жестокость и раскаялся. Болячки были густо смазаны маслом, смешанным с землёй с места захоронения старца Василиска, и к утру они, к удивлению всех, полностью исчезли.
           4) По словам настоятельницы и сестер обители, у могилы старца нередко кричат бесноватые, которые чувствуют необыкновенное мучение, находясь в этом святом месте. Напротив того, многие богомольцы, приезжающие в монастырь, свидетельствуют о состоянии особенного душевного умиротворения во время посещения обители.

 

© При использовании информации ссылка на СМИ
"Информационное агентство Екатеринбургской Епархии"
(свидетельство о регистрации ИА ?11-1492 от 29.05.2003) ОБЯЗАТЕЛЬНА.

 
 


Обсудить эту статью можно на форуме сайта.

 
 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
17.02.99 - начало создания электронной версии "Православной газеты"

Design by
SDragon 2002. Scripts by SLightning 2002.