НОВОМУЧЕНИКИ ЕКАТЕРИНБУРГСКОЙ ЕПАРХИИ.

             Воистину блаженна земля, напитавшаяся кровью мучеников Христовых. Среди строптивого и развращенного рода (Фил. 2.15), во дни богоотступничества и братоубийства, они возвестили миру свидетельство Божие (1 Кор. 2. 1). О них, сораспятых Христу, пророчески сказал святой апостол Павел: 'Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? (Римл.8.38)...Живем ли - для Господа живем, умираем ли - для Господа умираем' (Римл. 14. 8).
            
Святейший патриарх Тихон в одной из своих проповедей сравнил состояние, которое переживала Россия после прихода к власти большевиков, с муками прокаженных. 'Все тело ее покрыто язвами и струпьями, чахнет она от голода, истекает кровью от междоусобной брани'. Власть Советов, обещавшая спасти страну от катастрофы, дать мир - народам, землю - крестьянам, фабрики - рабочим, начала гражданскую войну.
            
На Урале, как и по всей стране, марш 'железных батальонов пролетариата' сопровождался невиданным ранее насилием над всеми, особенно над Русской Православной Церковью. Влияние большевиков в крае было определяющим, власть в октябре 1917 г. перешла к ним мирным путем. В течение короткого времени коммунисты взяли под контроль почти все ключевые позиции в городе и в области.              Один из лидеров партии кадетов на Урале Кроль сказал о Екатеринбурге: 'Здесь царство Ленина'. Не случайно именно в Екатеринбург была переведена царская семья. Но, несмотря на поддержку властей большей частью рабочих и интеллигенции, сопротивление политике большевиков было сильным. Урал, по общему определению советских историков, стал главным фронтом в стране, решающим судьбу революции. 'На примере Урала вырабатывались и проверялись методы борьбы с контрреволюцией'. Православное крестьянство и Церковь в гражданской войне советскую власть не поддерживало, поэтому Белой армии в течение двух месяцев удалось занять большую часть Сибири, Урала. В. И. Ленин требовал вести наступление на главные силы неприятеля, 'не сбить, а уничтожить противника'. Началось физическое уничтожение священнослужителей, верующих мирян, разрушение и ограбление церквей, монастырей. 'Нам бы только попов свалить, да церковь затворить, а остальных мы метлой выметем', - говорили представители новой власти.
            
В Екатеринбургском уезде массовые аресты и расстрелы духовенства, заложников начались с известия о восстании и наступлении на Екатеринбург чехословацкого корпуса. В городе в это время находились под арестом семья императора Николая II, архиепископ Тобольский Гермоген (Долганов), священнослужители и именитые граждане города.
            
Когда большевики поняли, что город удержать они не смогут, начались расстрелы. В ночь с 16 на 17 июля в доме инженера Ипатьева зверски была убита семья Государя императора Николая II. Архиепископа Тобольского Гермогена вместе с отцом Петром Карелиным и другими узниками увезли из города и утопили в реке Туре. Недалеко от Екатеринбурга по Сибирскому тракту, у выгребных ям, красные расстреляли 18 человек (имена неизвестны). Настоятелю Николаевской церкви при Нуровском приюте протоиерею Павлу Чистосердову в момент расстрела удалось бежать и чудом спастись от смерти. У железнодорожной станции Екатеринбург-II вблизи свалок убито 19 заложников. Священников среди них не было. Отступление большевиков повсюду сопровождалось казнями.
            
4 июня 1918 г. (даты по старому стилю) на Каслинском заводе расстрелян отец Петр Беляев - священник Успенской церкви.
            
23 июня на Каслинском заводе Екатеринбургского уезда расстреляли священнослужителей отца Александра Миропольского, отца Петра Смородинского и 27 прихожан.
            
7 июля 1918 года в пяти верстах от села Арамильского Екатеринбургского уезда вместе с другими жителями расстрелян священник церкви Ново-Уткинского завода Павел Иванович Чернышев, 1861 года рождения. Под предлогом мобилизации на окопные работы отца Павла с прихожанами увезли из родного села и недалеко от с. Арамильского убили выстрелами в спину. Отец Павел и еще четверо человек были убиты сразу, двоих ранили, а когда они побежали, то красноармейцы их догнали и зверски добили. В этой ситуации убежать и спастись удалось двоим арестованным, в том числе сыну отца Павла. Отец Павел Чернышев прослужил в Ново-Уткинском заводе 28 лет и за свое бескорыстие был любим и уважаем прихожанами.
            
30 июля 1918 г. за принадлежность к духовенству убит диакон Сретенской церкви Пышминского завода Иоанн Степанович Плотников.
            
26 августа 1918 года без суда и следствия красноармейцы расстреляли священника Преображенского собора Невьянского завода Петра Ивановича Иовлева, а незадолго до этого, 3 августа 1918 г., - диакона церкви Вячеслава Луканина.
.

Священномученик Иоанн (Вишневский)

             Иван Всеволодович Вишневский родился 6 октября 1888 года в семье священника села Федьковка Шуралинской волости Екатеринбургской губернии. Он окончил духовное училище и один класс духовной семинарии. До 1914 года служил в церкви Верх-Нейвинского завода Екатеринбургского уезда, работал учителем в местной школе. В 1917 году его рукоположили в дьяконы, а в ноябре 1919 года - в священники.
             В период первой русской революции за свои левые убеждения находился под надзором царской полиции, но арестован не был. Перед октябрьской революцией Иван Всеволодович вступил в брак с рабой Божией Евдокией Елпидифоровной, учительницей сельской школы. До ноября 1919 г. отец Иоанн служил дьяконом в церкви Невьянского завода, а с ноября 1919 г. - священником в селе Федьковка.
             Иоанн Всеволодович пользовался в селе большим уважением, к нему часто обращались за советом в трудной жизненной ситуации. Даже помощник уполномоченного Губернской ЧК товарищ Раздьяконов признал, что 'священник Вишневский хорошо образован, разбирается в текущих событиях, прекрасно осведомлен о положении на фронтах:'.
             Авторитет священника мешал местным коммунистам вести свою 'полит-просветительную' работу, поэтому скоро на отца Иоанна стали поступать 'донесения' начальнику милиции 1 района Екатеринбургского уезда.
             ': Когда местным жителям предлагают выслушать какую-нибудь лекцию, то они тотчас постепенно расходятся по домам, как от чумы, и предпочитают лучше слушать местного попа-'паука' Вишневского, который, пользуясь слабыми струнками граждан села Федьковка, нередко ведет с ними беседы, благодаря которым нет никакой возможности вести какую-либо полит-просветительную работу в деревне, так как поп Вишневский опутал своей паутиной граждан села Федьковка и нагло, почти в открытую, смеется над братьями Манаковыми (коммунистами) и вообще над приезжими :'.
             В июле 1920 года местные власти для того, чтобы 'очистить сознание народных масс от религиозного дурмана', организовали в библиотеке лекцию на тему 'Религия и коммунизм'. Коммунист-библиотекарь Манаков Александр Алексеевич подобрал соответствующую статью и стал читать лекцию по книге. В это время в библиотеку вошел отец Иоанн, сказал: 'Бросьте вы эту ерунду читать', вырвал книгу и попытался ее порвать. В результате лекция была сорвана. Народ, довольный, разошелся по домам. Еще не раз батюшка срывал антирелигиозные мероприятия. Однажды даже принес на лекцию гармонь, игрой на которой заглушал слова лектора. Коммунисты неоднократно просили вышестоящие власти изолировать из села священника.
             В октябре 1920 г. отец Иоанн Вишневский был арестован. Его обвинили в 'дискредитировании советской власти и антисоветской пропаганде среди темных масс'. Отец Иоанн все обвинения отвергал и объяснял свой арест сведением с ним личных счетов учителем-коммунистом Манаковым. На допросах себя батюшка называл сторонником советской власти и припомнил даже, что в 1908 г. он преследовался старым правительством за политические убеждения. В ответ на такие утверждения следователь с возмущением писал: 'Он, как революционер 1907-1908 гг., получивший хорошее образование, должен знать, что религия и ее учение только затемняют головы темных масс, а не просвещают, что на руку темным силам реакции. Но Вишневский все-таки держится за свое священническое место, учит, стращает адом и Богом, убеждает религиозных фанатиков чтить святых и мощи, и в то же время имеет нахальство перед лицом правосудия заявлять, что он ярый сторонник Советской власти и революционер 1907-1908 гг.'.
             Быть искренним сторонником Советской власти и при этом оставаться глубоко верующим человеком невозможно, т.к. коммунистическая идеология и религия расходятся в самых основах мировоззрения. 'Борьба против религии есть борьба за социализм', - писал В. И. Ленин. Поэтому следователь не поверил в искренность заявлений отца Иоанна и, несмотря на то, что батюшка не признавал выдвинутых против него обвинений, предложил изолировать священника Вишневского в концлагерь до окончания гражданской войны. Дело было отправлено в Екатеринбург. Коллегия Екатеринбургской Губернской ЧК рассмотрела дело священника и постановила: Вишневского Ивана Всеволодовича подвергнуть высшей мере наказания. 2 декабря 1920 года отец Иоанн был расстрелян.
             В Ирбитском уезде Советская власть в 1918 году просуществовала семь месяцев. По мере освобождения территории Урала от большевистского террора становились известными все новые и новые сведения о погибших мучениках, иереях и мирянах. 'За что убивают наших пастырей?' Этот вопрос постоянно задавали прихожане. Спаситель говорил своим ученикам: 'Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если Меня гнали, будут гнать и вас'. Этими словами Господа православные пастыри объясняли ненависть коммунистов к священнослужителям.

Священномученик Платон (Горных)

             Платон Горгониевич Горных родился в 1858 году. Был священником в селе Покровском Ирбитского уезда. В Ирбитском уезде Советская власть установилась в феврале 1918 года, а в сентябре красные были изгнаны с территории уезда белочехами. 23 июня отрядом красных латышей вместе с другими священниками был арестован отец Платон. Его обвинили в сочувствии белым и повезли в штаб на станцию Егоршино, чтобы расстрелять. Готовясь к смерти, батюшки исповедались друг у друга, испросили прощения, усиленно молились. Не доезжая до станции 6 верст, 'товарищи' почему-то отпустили арестованных. 26 июня 1918 года в 6 часов утра в дом к священнику опять нагрянули красноармейцы. Отец Платон бежал в лес и скрывался там до ночи. На следующий день в село по доносу одного из крестьян неожиданно нагрянул отряд карателей. Они оцепили все село и стали брать заложников. Отец Платон вместе с другим священником, Федором Троицким был снова арестован. Заложников захватили из-за того, что мобилизованные в Красную армию крестьяне скрылись. Собрав народ, каратели выбрали первого, десятого, двадцатого и т.д. заложника, поставили у стены дома и, угрожая расстрелом, требовали показать, куда ушли мобилизованные. Эта пытка продолжалась несколько часов, и вскоре был вынесен приговор: отца Платона и двух прихожан - расстрелять на страх другим, остальных отпустить.
             Незаконный приговор был приведен в исполнение немедленно, в небольшом лесочке, в версте от храма. Отец Платон убит двумя пулями: одна попала в сердце, другая - в правое легкое. Смерть была мгновенная. Встретил ее о. Платон мужественно, со сложенными крестом на груди руками и поднятыми глазами к небу. 29 июля 1918 г. священник Флорентий Троицкий похоронил на приходском кладбище отца Платона и других убитых, тайно ночью отпел их.


Священномученик Стефан Хитров

             Стефан Григорьевич Хитров родился в 1848 г. в селе Краснослободском Ирбитского уезда Екатеринбургской губернии в семье священника. Он окончил первый класс гимназии. До 1914 г. служил дьяконом при Богоявленской церкви села Краснослободского. В 1905 г. в России началась первая революция, в которой население Урала приняло активное участие. Стачками было охвачено 22 уральских завода: в Екатеринбурге, Алапаевске, Ирбите и других местах. С 17 октября 1905 года в г.Екатеринбурге приостановили работу все предприятия города. В 1906 и 1907 годах забастовочное движение на Урале продолжалось, проходили митинги, собрания, стали образовываться местные отделения РСДРП, профсоюзы, распространяться нелегальные социалистические газеты, листовки.
             Революционные страсти затронули и Церковь. Екатеринбургская Городская Дума, например, на заседании 31 октября 1905 года постановила доложить Святейшему Синоду о том, что '21 октября епископ Екатеринбургский Владимир во время Литургии произнес речь, в которой бросил обвинения детям в революционных замыслах и называл их волчатами. Он обвинял полицию в том, что она защищала детей от побоев преданных царю русских людей, обвинял общество в том, что оно предоставило площадь для трибуны людям, идущим против царя и выражал удивление тому, что будут подлежать суду не дети, носившие красный флаг, а лица, их избивавшие'.
             Поддавшись революционной стихии, отец Стефан опубликовал в газете статью вольного содержания, направленную против церковного начальства.
За это 'слово свободы' он был наказан - 7 лет монастырского покаяния в городе Верхотурье. После окончания срока епитимьи отца Стефана рукоположили в сан священника и направили служить в Преображенскую церковь села Гуляева Нижнеиленской волости, затем в село Красная Слобода Ирбитского уезда.
Во время гражданской войны отца Стефана арестовали первый раз, но, после уплаты контрибуции в размере 5000 рублей, был отпущен. При белых батюшка служил в Богоявленской церкви села Красная Слобода Ирбитского уезда.
             По показанию свидетелей, отец Стефан Хитров в 1918 году 'принимал активное участие в свержении Советской власти, а именно: когда белыми был занят г. Ирбит, но в Иленской волости еще существовал Совет, в это время священник Хитров собрал всех местных кулаков, организовал комитет общественной безопасности и всех членов Совета взял под контроль. На этом собрании Хитров высказывается за арест всех сочувствующих Советской власти'.
             Отец Стефан благословлял своих чад вступать в ряды Белой Армии, на стороне которой воевал и его сын Николай. При отступлении армии Колчака отец Стефан вынужден был уйти с белыми. Это решение далось батюшке нелегко. Ему было уже больше 70 лет, и он хотел остаться служить в своем родном селе. Долго уговаривал отца Стефана уехать его родной сын. Батюшка вынужден был согласиться, так как у него забрали весь хлеб и зарезали весь скот. Кроме того, русским православным воинам необходим был священник. С белыми он отступал до города Омска, где и остался служить священником при лазарете. Когда Омск захватили красные, то некоторое время отец Стефан продолжал служить при лазарете, исполнял свои обязанности, исповедовал, причащал, соборовал раненых, духовно поддерживал болящих, а через несколько месяцев решил вернуться обратно в родное село.
             В это время Краснослободская ячейка компартии проявила особую революционную инициативу. Местным властям было предложено принять следующее решение: всех 'бегунцов', т.е. лиц, возвращающихся из стана Колчака, а также и других 'вредных элементов', отправлять в концлагерь. Поэтому, когда отец Стефан вернулся в село Красная Слобода, он был арестован для заключения в концлагерь до тех пор, 'пока не будут побеждены саботаж и разруха'. Батюшке было уже 74 года, у него на руках имелось удостоверение от Ирбитского комитета трудовой повинности об освобождении от отбывания всеобщей трудовой повинности в силу преклонного возраста, но, несмотря на бумагу, отца Стефана арестовали. При аресте он попросил у милиционера разрешения передать ключи от церкви старосте Кокареву Павлу Григорьевичу. Павел Григорьевич, узнав об аресте священника, оповестил других прихожан. Было срочно созвано приходское собрание, на котором отец Стефан простился с прихожанами и объявил о своем аресте. Это было время Великого поста, когда православные люди должны исповедоваться и причащаться. Верующие боялись остаться без священника. 'Кто нас будет исповедовать?' - говорили они.
             На собрании было принято решение освободить священника от ареста и собрать церковный сход. На ноги была поднята вся волость. В протоколах церковного схода читаем: ':от граждан деревни Мельниковой Краснослободской волости постановление.
             1) После обсуждения сего вопроса все единогласно постановили, что нам нужен священник, так как мы веры православной, от церкви не отказываемся, желаем исправлять все церковные таинства; поэтому мы просим, чтобы священника для нас оставили.
             2) Мы, граждане Краснослободского сельсовета, единогласно постановили, что если священник Богоявленской церкви Стефан Хитров ни в чем предосудительном не замечается, то просим начальника милиции 6-го района не задерживать священника Богоявленской церкви Стефана Хитрова. Просим его отпустить нам, так как сейчас Великий Пост и нам нужно всем говеть.
             3) Мы, прихожане Краснослободской церкви, собравшись в местном храме в числе 526 человек:, единогласно постановили просить, кого следует, разъяснить нам, на основании каких причин арестовывается священник Хитров. Так как в деянии священника Стефана Хитрова мы не находим никаких преступных целей, влекущих за собой те или другие наказания, потому мы считаем нужным оставить священника Хитрова на месте при Храме для исполнения церковных служб и треб'.
             Подписи:118 подписей жителей села Краснослободское, 52 подписи от с. Гомяковского, 60 - от д. Мельникова, 50 - от села Зуевского и других.
             Как же отреагировала Советская власть, без стеснения называющая себя 'народной и самой демократической властью в мире', на просьбу жителей всей волости оставить священника Хитрова служить на месте?
             20 марта 1920 г. отец Стефан был арестован вместе с членами церковного совета. Их обвинили в организации бунта против Советской власти.
             'Это уже не первое такое выступление, которое происходит из-за попов', - сообщал уполномоченный при Ирбитской уездной городской милиции.
             На церковном сходе также говорилось: 'Довольно смотреть на Советскую власть, она нам ничего дать не может, и нам она не нужна. Довольно смотреть на коммунистов; они хотят всех попов арестовать, церкви запечатывать и иконы выбрасывать. Надо нам как можно дружнее сплотиться, иначе нас всех по одному арестуют'.
             Следствие по делу шло 4 месяца. Отец Стефан все это время находился под арестом. 16 августа 1920 года Екатеринбургская губернская Чрезвычайная комиссия постановила: применить к Хитрову С. П. как к контрреволюционеру, пытавшемуся 'восстановить малосознательные массы против Советской власти во имя спасения собственной шкуры', высшую меру наказания. Виновным себя отец Стефан не признал. Других арестованных приговорили к 5 годам лишения свободы.
             В 1992 году отец Стефан Хитров на основании ст. 3 Закона РСФСР 'О реабилитации жертв политических репрессий' реабилитирован.

 
 


Обсудить эту статью можно на форуме сайта.

 
 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
17.02.99 - начало создания электронной версии "Православной газеты"

Design by
SDragon 2002. Scripts by SLightning 2002.