ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПРАВОСЛАВИЕ

Как-то уж так произошло, что почти вся мировая художественная литература носит либо обезбоженный, либо насмешливо-равнодушный по отношению к Творцу нашему характер. Правда, в первое тысячелетие Эры Христовой, в столетия, весьма неудачно именуемые Средневековьем, когда мировоззрение европейца было всецело христианским, художники слова не могли иначе писать, как только в духе Христова учения и Его Церкви. Вспомним хотя бы Данте, Ориосто, Тассо, Сервантеса... Но в странах Запада уже к пятнадцатому столетию началось отхождение от христианства, возрождение язычества, культа нагого человеческого тела и "свободной" морали. Недаром уже такой исполин мировой поэзии, как Шекспир, оказался полутеософом-полуязычником с малой примесью искаженного христианства.
Все последующее развитие литературы Запада шло под знаком либо игнорирования бытия Божия и Благой Вести, данной Спасителем, либо колких насмешек над верой. К началу наших дней литература, да и все искусство Европы становятся атеистическими, с неизбежным в этом случае креном в сторону поколения скрытому под разными личинами врагу рода человеческого.
Россия восприняла художественную литературу, как и многое другое, у Запада. Ее верхний культурный слой уже во второй половине 18-го столетия заразился идеями энциклопедистов и великого богохульника Вольтера. Душок вольтеровского атеизма отравил многие произведения Пушкина, Лермонтова. Да и все творчество остальных классиков русской литературы, как и литературы западной, отличается пристальным и неотступным вниманием к суетным делам этого мира. Правда, внутренняя, глубинная православная основа души нет-нет, да и сказывается. Отсюда такие произведения, как пушкинский "Пророк", как лермонтовская "Молитва", как многие страницы "Детства" Толстого. Именно они-то и есть высочайшие достижения русского гения.
Обезбоженность нашей классики лежит корнями своими, конечно же, гораздо глубже наносного атеизма авторов. Любое произведение искусства есть плод обоюдного влияния как автора на читателей, так и наоборот. Чего ждут читатели, то и старается дать им автор. Вот почему богомольный и благочестивый Н. В. Гоголь пытался, но так и не смог достойно воплотить в творчестве собственное православное мировоззрение.
А ведь христианская православная литература вполне может не только существовать, но и вобрать в себя все литературное творчество писателей мира. Христианская литература - это та же самая художественная литература, но только глубоковерящего воцерковленного автора, не стыдящегося своего мировоззрения. Правда, пристальное рассматривание всех делишек и восхождений к богатству, власти, славе всевозможных Растиньяков, мопассановских "Милых другов" и пр. вряд ли станет предметом такой литературы, разве что с целью исполнить читателя ужасом перед такой судьбой и в то же время показать, что в любой момент, как бы низко ни пал герой, возможно его искреннее покаяние, исправление жизни, спасение.
Во второй половине прошлого века в России появились первые ростки такой православной литературы. Это - прежде всего Достоевский, затем Н. Лесков, оставивший нам повести "Запечатленный ангел", "Соборяне" и еще с десяток истинно православных рассказов и повестей. Правда, он еще не встал на новый путь целиком, писал одновременно в духе обычной литературы тех времен. Позже появились чудесные авторы-прозаики: Е. Поселянин, С. Нилус и др. Но то были скорее публицисты, чем творцы художественной прозы. В поэзии кое-что сумел С. Соловьев, много православного наряду с обычным было у Тютчева, А. К. Толстого и др. поэтов. Но собственно православным писателем, разом двинувшим вперед сей род литературы, был Иван Шмелев. Вот, собственно, и все. Можно лишь добавить, что уже в наши дни яркой звездой в только еще формирующейся православной поэзии засияло творчество иеромонаха Романа.
Сейчас имеется несколько литераторов, которые наряду с обычным творчеством пробуют, порой успешно, свои силы и в православной литературе. А когда е появятся писатели, поэты, драматурги, у которых все их творчество до последней запятой отражало бы их православное мировоззрение? Думаю, что этого мы дождемся. И процесс пойдет параллельно с дальнейшим возрождением Православия на Руси. Причем писатели будут своим трудом побуждать этот процесс к ускорению.
Наш Екатеринбург можно назвать во многом как бы третьей столицей после Москвы и Питера. С давних пор существовало у нас мощное и многочисленное отделение Союза писателей, здесь во все прошедшие годы бурно развивались и готовили авторов ко вхождению в большую литературу многочисленные литературные кружки и объединения. Здесь не иначе, как промыслительным образом, к началу нынешнего века оказалось сразу два храма, посвященных одному из талантливейших писателей древности, св. Иоанну Златоустому - так называемые Большой и Малый Златоуст. Наконец, здесь же, на Урале, есть целый город, носящий имя Златоуста. Так почему не стать нашему Уралу колыбелью нового могучего древа православной литературы?
Вот почему при нашей епархии организуется Объединение православных литераторов во имя св. Иоанна Златоустого. Приглашаем всех, желающих пробовать свои силы и совершенствоваться в прозе, поэзии, критике на наши занятия в 1-е и 3-е воскресенья каждого месяца в 16 часов в помещение Городской православной библиотеки, пр. Ленина 11-а.

В. Прихожанин
Екатеринбург

 
 


Обсудить эту статью можно на форуме сайта.

 
 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
17.02.99 - начало создания электронной версии "Православной газеты"

Design by
SDragon 2002. Scripts by SLightning 2002.