МИЛОСЕРДИЯ ДВЕРИ ОТВЕРЗИ

Ты сам, Владыко, всяческих Творче, Сподоби мя истинным Твоим светом,
И просвещенным сердцем Творити волю Твою.

Молитва св. Макария Великого

В мире есть царь, этот царь беспощаден. Голод имя ему.
А. Некрасов.

Екатеринбургское Благотворительное общество "Дакко" по благословению и при духовном окормлении игуменьи Ново-Тихвинского женского монастыря Русской Православной Церкви Московского Патриархата матушки Любови уже три с половиной года бесплатно кормит екатеринбуржцев, попавших в беду. Каждый день более полторы тысячи моих соотечественников спасаются от отчаяния голода. И не только от него.
Нераннее утро сентября. Трамвай свободен. Я у выхода. Пробую уточнить у бабушки, где же тут, на улице Бебеля, дом 166, кафе. "Теперь там благотворительная столовая. Вам не в ту сторону?" Глаза только на миг наполняются неизбывной болью... Только на миг. И - тихое "Да". О чем еще спрашивать? Православная благотворительная столовая находится в районе между двумя большими промышленными комплексами Екатеринбурга. С одной стороны - гигант российского машиностроения - Уралмаш с его спальными районами, с другой - инфраструктуры Свердловского железнодорожного узла. Но люди, приезжающие в столовую к открытию и все последующие часы до завершения работы, - не только из этих социально "горячих" точек. Есть здесь посетители-ветераны трехлетней давности - первое пристанище было тогда в поселке ЖБИ. (Впрочем, все районы города внесли свою лепту в то, что в прошлом веке русский поэт назвал - Царь-голод). Потом появилась необходимость переехать сюда.
Кто они? А вы посмотрите вокруг себя. В лицах-то все и скажется. Возраст, как правило, почетный. Впрочем, не всегда это пожилые люди. Мальчишки, измученные недетским бытием, тоже здесь бывают. Одеты... Как может одеваться человек покинутый, немощный...
Ольга Алексеевна Кошкина, директор, выходит в зал, встречая посетителей. Слова просты, доходчивы, теплы. А как еще говорить с людьми, которых сама же и призвала к трапезе! Общая молитва ко Господу - иконы утверждают дух, привычный прихожанам православных храмов; но здесь знают, что насильно мил не будешь, что Господь Сам призовет и откроется. А молятся те, у кого эта потребность уже родилась.
Мне-то посчастливилось попасть и к беседе - по вторникам сестра Наталья, послушница Ново-Тихвинского монастыря, рассказывает о событиях, которые в ближайшее к дню трапезы время отмечаются Православной Церковью. К слову, история и современность в этих беседах удивительным образом сопрягаются (жизнь наша также в пространстве вечности, по промыслу Божию, повторяется - намерениями, стремлениями, деланием и расплатой).
Обратила внимание: в трапезной работает сурдопереводчик - в столовую приходят слабослышащие и глухонемые. Кое-кто из слушателей достает тетрадочки, чтобы записать и порассказать внукам, к примеру, или, сидя на лавочке перед своим домом, подружкам. Плохо разве?
За трапезой - молчание. И в этом отличие от обычной столовой. Человек, который по-настоящему голодает, особо ценит и состояние, которое дает прием пищи. Прощаясь, многие подходят к хозяйке, сердечно благодарят. А она - большая - склоняется к бабушке-махоньке, вслушивается в озабоченную чем-то речь. Кто-то подходит и к сестре Наталии, надо что-то уяснить от рассказа, или от жизни это уж их тайны, для того и уединиться можно в уголок. Там, в уголке, можно положить иной раз и гостинец, и вещь для нуждающихся. Какие либо нужды своих знают все; чем могут, помогают, даже в их положении находясь.
- Ольга Алексеевна, почему это стало необходимо вам лично?
- Господу угодно стало меня призвать. По-другому я никак не расцениваю. Когда три с половиной года назад возник вопрос о необходимости кормить таких людей - сначала это было один раз в неделю по сто человек, - люди, которые решили заняться этим, искали помещение. Город большой, а почему-то их привело ко мне. Я тогда в храм ходила, веровала, но не так, как сейчас. Просто ради интереса. Мне казалось, что я не испытывала такой необходимости. Сейчас это образ жизни.
Я по специальности экономист, работала в общественном питании.
- Бывает радость от любой хорошо сделанной работы, в том числе и той, на которой хорошо зарабатывают. А вы сегодня делаете то, на чем не собрать капитал. Отдай и не проси возврат. Есть изменения в ощущениях?
- Есть. Знакомые, которые давно меня не видели, находят перемены. Но самая большая перемена, о которой они говорят, - это то, что я состарилась.
- ?
- Да, когда я начинаю всматриваться в себя, понимаю, что это так. Потому что смотреть каждый день столько горя! А они же все, вы видите, подходят и считают необходимым поделиться. У них такие трагичные судьбы! Не просто не состариться, даже только слушая это. А если принять это в себя! -
- Столовая - это своеобразная школа, не только для людей, которые дают, но и для людей, которые просят. Потому что раньше-то с православными было что - "блаженны ищущие, ибо они обрящут, блаженны нищие, ибо их есть Царствие Небесное". Это было утеряно. В глазах просящего безмерная потеря. Для них даже подойти, чтобы что-то попросить, - горе большое.
- Я бы сказала, что это несколько устаревшее понятие. Это преодолено. Нужда заставляет. И люди, которые нас посещают, прекрасно знают, что просить милостыню - не стыдно И Уголовный кодекс здесь ни при чем.
Они видят отношение, их выслушают и помогут - лекарствами - кто-то простыл, с желудком неполадки, кто-то крестик потерял, постельное белье погорельцам необходимо, беженцы из Грозного у нас питаются, и что-то из вещей мы им передаем...
Среди этой очереди очень много и заслуженных людей. Есть учителя, артисты... Приходит актриса драматического театра, плачет, говорит, что раньше, когда работала в театре, сама занималась благотворительностью, а сейчас в таком положении, что вынуждена кормиться у нас.
- Вспоминают ли здесь близких?
- Мало кто жалуется на детей, на родственников. Обычно говорят о своих бедах, о нужде. Не осуждают. И государство не ругают. Иногда складывается впечатление, что это бездомные люди. Это не так. Просто у них такой вид - одежда ветшает, нет возможности купить другое пальтишко. На улице их кто-то и обидит, оскорбит, но когда они сюда зайдут на пятнадцать-двадцать минут, они понимают, что кому-то нужны. Наша-то задача состоит в том, чтобы они поняли: они нужны. А зачем бы мы были здесь, если бы их не было!
- Нецерковный человек говорит об этом: ну так они с этого имеют!.. Реально ли сегодня что-то с "этого" иметь?
- Какие деньги... О каких деньгах здесь может идти речь? Если человек пришел с пустым карманом.
- У людей, которые помогают вам, есть проблема рекламы?
- Нет. Это совсем другое. Это же не те деньги, которые можно использовать на другие цели. Как можно у обездоленных оторвать? У нас бывает достаточное количество денег, а бывает недостаточное. Если денег завтра не будет, но будет запас продуктов, мы все равно накормим, хотя меню будет полегче. Люди это знают.
- Приходят ли к вам так: - "Я тоже хочу это делать. Как это сделать?"
- Нет.
- Это ведь о чем-то говорит... Служение, которое не каждому дано?
- Люди приходят больше из любопытства. Это для них невероятно, непонятно: как в наше время можно организовать бесплатную раздачу! Да еще при таких хороших условиях. Но бывают единичные случаи - жертвуют. Есть в городе фирма, которая занимается грибами. Они уже дважды не взяли с нас деньги... После Нового года приехал молодой человек от фирмы, которая снабжала город новогодними подарками. Праздник прошел, а остались невостребованные подарки. Привезли нам. Я спросила у него, за кого молиться? Он - "А зачем?.."
- Были ли трудности в открытии этой столовой?
- Здесь - нет. Самая первая инстанция, которая откликнулась и предложила свою помощь в организации и советах - это... санэпидемстанция! Которой все во всех районах боятся. До открытия нашей столовой здесь побывали и главный санитарный врач района, и наш куратор, сделали свои замечания, предложения, я выполнила их рекомендации... Потом были специалисты по охране труда, работники пожарной охраны:
- Они, кстати, приходят, чтобы учиться у вас тому, как беседовать с людьми беззащитного возраста о проблемах пожарной безопасности, чтобы от этого разговора была существенная польза. И очень внимательно наблюдают общение работников столовой с посетителями:
- В городе есть динамика роста пожаров, в том числе, в Железнодорожном районе. И пожарные обследуют, не является ли кормление людей причиной тех пожаров. А я пригласила их, чтобы они сами посмотрели, могут ли наши быть причиной их пожаров. Они убедились, что нет. Потому что пьяницы к нам не ходят, мы их не пускаем. У нас есть служба безопасности.
- То есть, вы смотрите, от беды или от наглости пришел человек. Бывают ли моменты, когда люди перестают посещать вас?
- Кто-то долго отсутствует, а когда появляется, сообщает: пока было что-то от урожая в саду-огороде, сами обходились. А какие они у нас стали: приходит наша бабушка и отдает талон. "Возьмите, он больше не понадобится. Похоронила я своего..." Это говорит о чем-то?
- А что нужно, чтобы такую столовую открыть? Есть ли в нашем законодательстве полный комплект документов, который позволяет это делать? Не мешают ли нестыковки?
- Нестыковки страшные. По федеральному закону о некоммерческих структурах мы как благотворительное общество, оказывается, не пользуемся никакими льготами! Ни по оплате коммунальных услуг, ни по оплате электроэнергии. Если бы в составе нашего коллектива было бы 50 % инвалидов, тогда бы мы пользовались льготами. Чтобы накормить полторы тысячи человек, нужно работать сутки. Могу ли я привлечь для этого инвалидов? В общественном питании никогда не было легкого труда. Испокон века поварская работа - это мужское занятие. Работать с мясом, овощами в таких объемах...
- Могла бы помочь разработка местного законодательства снять эти зазоры?
- А смогут ли местные законодатели подступиться к федеральному законодательству?
- Это же очевидно необходимо, ведь вы фактически снимаете часть проблемы общегородской...
- И не только в смысле социальном. Наша пища на всех действует благоприятно. У нас достаточное количество, как сказали бы люди нецерковные, разгрузочных дней. Для нас это - дни постов - среда и пятница, все на растительном масле, два дня в неделю молочные, а три дня - мясные. Получается достаточное количество всех жизненно необходимых для организма компонентов. А когда у нас будет приют, будут детки-отказники, брошенные, подобранные, бездомные - они ведь больные, запущенные... там, конечно, будет посложнее. Питание будет обеспечено по заболеванию каждого ребенка. -
- Сотрудничаете ли вы с такими же обществами в других городах?
- Нет. Об удачности нашего опыта мы можем судить только сами. Сегодня мы знаем: в этом есть необходимость. Оттого, что мы завтра придем сюда, а у наших дверей людей нет... мы же не расстроимся! Нет необходимости в нашей столовой. А это о чем-то будет говорить. А пока эта толпа есть. И мы здесь есть - для того чтобы накормить этих людей.
- Как вам удалось создать некий режим?
- Подсказали наши трудности. Упираемся в какой-то вопрос - решаем. Постепенно. Сначала у нас не было талонов. Мы поняли, что они необходимы, чтобы не было скопления людей. Раздавали талоны детям. А они сегодня бывают, завтра - нет, а то вдруг талон оказывается у взрослого человека - отобрали, сам отдал. Потом мы решили, что детям вообще не надо давать талоны. Если они идут - кормим. Также и с нагрузкой вопрос решился: чтобы ее снизить, пришлось создать две рабочие смены и работать в субботу и воскресение. Ежедневно мы принимаем до 1600 человек. Состав поваров неслучаен, со мной работают люди с первого дня. Они ощущают, что это необычная столовая. Сначала приходилось рассказывать, как нужно относиться к этим людям. Они знают, что должны принять так, будто в этой очереди их папа, мама, брат. Я говорю: "Вы накормите их так, будто за стол села ваша родная сестра". А иначе бы мы не выдержали.
Все средства идут от благочестивых верующих прихожан храма во имя святого Александра Невского. -
- Обычно спрашивают журналисты: какой-нибудь там у вас есть богатый...
- Есть, и не один. Господь и преумножает богатство людям, которые могут им так распорядиться.
- Что нужно знать, чтобы попасть к вам на трапезу?
- Ничего. Может быть, придется смирено постоять, чтобы дождаться очереди, все равно не откажем.
- Есть ли то, чего надо опасаться, когда некто будет организовывать такого же рода дело?
- Есть. Опасаться нужно прежде всего самого себя. Чтобы не показалось, что желание помочь этим людям - это навсегда. Даже если оно искреннее. Может быть, это временно, даже разовое желание - помочь, а потом вдруг остыть. Нужно ли тебе это дело. Стоит ли браться за него, выдержишь ли. Но я сразу согласилась кормить этих людей, когда мне это было предложено. Прежде всего нужно полюбить этих людей.
... Всего остального опасаться не надо. Божией помощью все решается. Для этих людей. Рано или поздно, все двери откроются.
А вы пишите, только о государстве не надо... Не ругайте их, не браните. Не там это все решается.

***

Я уходила из уютного зала, в котором работники накрывали столы для следующей группы. Остановилась, чтобы пробежаться взглядом по афишной тумбе. "Дом кино. Малый зал... продвинутый фильм из продвинутой страны для молодежи и тех, кто еще помнит, что значит быть молодым... романтическая комедия "Покажи мне любовь". Швеция. Режиссер Лукас Медиссон"...
А мне вспомнилось - "Не там это все решается". Я обернулась. У дверей уютного дома стояли люди.

Раиса Ильина
г. Екатеринбург

Благотворительная столовая работает по адресу: ул. Бебеля, 166 ежедневно с 11 до 19 часов.
Проезд автобусом 33, 36, 61, трамваем 19, 23, 24 остановка "Пехотинцев".
Телефон 52-03-54

 
 


Обсудить эту статью можно на форуме сайта.

 
 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
17.02.99 - начало создания электронной версии "Православной газеты"

Design by
SDragon 2002. Scripts by SLightning 2002.